ВОЙНА в Йемене: как спасти Йемен?

Текущее затруднительное положение Йемена стало результатом переворота, вызванного протестами молодежи в 2011 году. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (СААГПЗ) – инициатор разработки дорожной карты для переходного режима после восстания, подписанной в ноябре 2011 года. С самого начала переходный режим столкнулся с рядом экономических, политических и социальных проблем. После того как позиция бывшего президента Али Абдуллы Салеха перестала быть рациональной, СААГПЗ сменил его на посту слабым и неэффективным вице-президентом Хади Абд Раббо Мансуром в 2012 году. Испытывая недостаток надежной внутренней военной базы, президент Хади с тех пор наблюдал за медленным и полным распадом переходного режима. Сегодня, военные силы президента Хади были бы не в состоянии остановить наступление Хути на Аден без прямого вмешательства Саудовской Аравии.

Даже если Саудовская коалиция может остановить Хути в военном плане, в связи со сложностью внутренней политикой Йемена это будет сделать чрезвычайно трудно, ведь необходимо реанимировать после арабской весны переходный режим в его нынешнем виде. Что возможно лишь в двух вариантах: Хути должны быть либо ликвидированы с помощью военных (кровавый, дорогой и сомнительный проект) или уладить конфликт в рамках политического поля. Инициирование арабской интервенции в Йемен, вполне вероятно станет причиной для Саудовской Аравии сделать этот выбор скорее раньше, чем позже.

В йеменской политической жизни альянсы нестабильны, а баланс сил постоянно меняется. Например, в 1994 Хади Абд Раббо Мансур, в то время министр обороны, командовал силами Али Абдалла Салеха, когда они осадили Аден во время гражданской войны 1994 года в Йемене. В феврале 2015 года, г-н Мансур вернулся в Аден, на этот раз в поисках убежища от Хути, которые подкреплены несколькими воинскими частями и, по-прежнему, верны г-ну Салеху. Это союз по расчету, между Хути и г-н Салехом, особенно бросается в глаза, учитывая, что бывший президент жестоко преследуется Хути в течение десятилетий и отправлено шести отдельных военных операций против северной крепости Саада.

Такое изменение обусловлено двумя основными линиями разлома в политике Йемена. Во-первых, есть сильные региональные подразделения в Йемене. Северный и Южный Йемен объединились в 1990 году, что привело к росту популярности южного сепаратистского движения, Аль-Хирак. В других областях преобладают жестокие независимые племена, которые долго сопротивлялись централизованному управлению. Это приводит ко второй основной линии разлома – деспотичное влияние этнических представителей йеменской государственной и региональной политики. Есть несколько крупных региональных племенных группирований, а многие из них могут проследить свою историю корнями вглубь веков. Крупнейшее из них – племенной союз Хашида, оно опирается на семью Аль-Ахмара. Племенной союз Хашида также является основой партии Ислах – йеменская версия Братьев-мусульман.

Г-н Салех, правил Йеменом в течение 33 лет, его роль в йеменских политике превосходно описана, как “танцы на змеиных головах”. Нынешнее политически безвыходное положение можно проследить непосредственно до момента, когда он был свергнут во время бурных дней арабской весны. Партия Ислах (читай: семья Аль-Ахмар) воспользовалась внезапной слабостью Салеха, выразившейся в виде протестов молодежи в 2011 году, для вытеснению его от власти. С тех пор г-н Салех был за кулисами, пытаясь подорвать авторитет президента Хади и его союзников, партии Ислах.

Бывший президент Салех все еще пользуется лояльность ключевых воинских частей. Он использовал свое влияние, чтобы позволить Хути расширить контроль над столицей с минимальными усилиями. С начала воздушных ударов коалиции, Хути и армейские подразделения, все еще верные Салеху, открыто сотрудничали в попытке захватить Аден и ликвидировать их общего врага – президента Хади.

Несмотря на разразившуюся тотальную войну, ее завершение г-ном Салехом, а также конечные цели Хути пока не ясны. Некоторые предполагают, что бывший президент хочет вернуться к власти, или, по крайней мере, проложить путь для своего сына, чтобы он стал президентом. Что касается Хути, они могут быть в состоянии победить вооруженные силы президента Хади, но они будут бороться за укрепление контроля над всей страной. И если президент Хади будет полностью разбит, а переходное правительство свергнуто, неясно будут ли Хути и Салех сотрудничать, или они направят оружие друг против друга.

До сих пор разрушение Йемена было милостиво освобождено от сектантских конфликтов. Тем не менее, вмешательство иностранных государств угрожает перевести этот местный конфликт в поле действий холодной войны Саудовской Аравии и Ирана. Священнослужители Саудовской Аравии уже демонизируют Хути как еретиков, в явной попытке мобилизовать суннитов в Йемене, убедив в своей правоте. Если Саудовская Аравия продолжит этот путь, они будут непосредственно поддерживать усилия Аль-Каиды на Аравийском полуострове (АКАП), а так же появится филиал Исламского Государства (ИГ). Обе эти группы напали на  Хути, в том числе на их мечеть и на население, вышедшее на демонстрацию в поддержку Хути, что разожгло сектантскую войну. В 2011 году, во время очередного разрушения йеменских государственных учреждений, АКАП на короткое время захватили провинцию Абьян.

Несмотря на обвинения в поддержке Ирана, Хути являются в значительной степени доморощенным и самодостаточным движением. Они обычно описываются как шииты, не точная характеристика, которая опасно упрощает конфликт между сторонами. Хути следуют зейдитскому ответвлению шиитского ислама, полностью отделились от «двунадесятников» формы шиитского ислама, доминирующей в Иране. В начале 1990-х годов Хути возрождали движение по сохранению местных обычаев и верований, чтобы противостоять распространению, финансируемых Саудовской Аравией, школ и мечетей салафитов в исторически зейдитских районах Северного Йемена. Салех, стремясь выслужиться перед Саудовской Аравией, пытался подавить это движение с самого начала, несмотря на то, что сам принадлежал к Зайди. Его жестокие методы уверили Хути, что вооруженная борьба это единственный способ противостоять систематическим репрессиям. Совместное наступление Саудовской Аравии и Йемена (во главе с генералом Мохсеном Аль-Ахмаром) в 2009 году не увенчалось победой над Хути.

Как показала история на всем Ближнем Востоке, одинокие воздушные удары не помогают победить армию партизан. Вызывает тревогу факт многочисленных сообщений о том, что Саудовская Аравия и Египет могут отправить так же сухопутные войска, чтобы воевать в Йемене. Это решение будет катастрофой, которая приведет к обострению гуманитарного кризиса в Йемене и может вызвать межобщинную (межрелигиозную) рознь. Любому иностранному захватчику придется ориентироваться на изменчивом ландшафте Йемена и столкнуться с враждебным населением. В 1960-х годах Египет потерял 26 000 солдат в тщетной попытке поддержать президента Абдалла ас-Саляля из Северного Йемена. Как и президент Хади, Саляль имел узкий круг сторонников внутри страны, и мог выжить только благодаря массовой иностранной интервенции.

Некоторые наблюдатели предполагают, что лучшая стратегия для свержения Хути это позволить ему управлять Йеменом и позволить бороться с ее длинным списком проблем в целях развития страны. Такой вариант позволит Хути эффектно провалиться, что полностью дискредитирует их в качестве жизнеспособной политической силы. Тем не менее, эта неудача будет стоить голода миллионам населения страны, и оставит Йемен в качестве неустойчивой и напряженной территории на южной границе Саудовской Аравии. Проще говоря, Йемен распадется, если не своим собственными силами, то делая иностранное вмешательство необходимостью.

Чтобы добиться успеха арабская кампания должна ограничить свои цели и разработать комплексную стратегию их достижения. Любые мысли о длительном военном присутствии должны быть искоренены, так как оно обходится высокой ценой в прямом и в переносном смыслах (высокая стоимость войны и множество жертв), помимо гуманитарного кризиса беспрецедентных масштабов. Вместо этого Хути будут обязаны путем применения ограничений, целенаправленной силы и прямого дипломатического участия достичь окончательного и обоюдного соглашения о разделе власти, которая будет включать в себя интересы всех  политических сил. Президенту Хади, вероятно, придется покинуть пост. Арабская государственная власть и все йеменские политические деятели должны будут признать, что Хути здесь останутся, и они должны быть представлены в органах власти в целях достижения прочного мира и улучшения жизни йеменского народа.



About

Alaa El-Shafei is currently based in Sana'a, Yemen, as on official with the International Organization for Migration (IOM). He has previously worked for the Cairo Center for Peacekeeping and Conflict Resolution and has published research articles in the Strategic Studies a series, a quarterly publication of the al-Ahram Center for Political and Strategic Studies. He holds a BA in Political Science from the University of Massachusetts, Amherst and is an MA candidate at the Columbia University School of Public Affairs' International Relations program. The views expressed in this article are entirely his own.


© 2017 OpedSpace.